Шестнадцать часов на глубине: М-32 и подвиг Николая Пустовойтенко

Члены экипажа субмарины М-32 находились в бреду и без памяти, выбраться наружу из лежащей на огромной глубине подлодке было невозможно. Оставался лишь один шанс на спасение – выносливость Николая Пустовойтенко.

Воспламенение в отсеке!

Ночью с 22.06 на 23.06.1942 г. субмарина М-32 подготавливалась к бегству из взятого в кольцо Севастополя. В конце второй половины дня 22 июня подложка доставила в город 8 т боеприпасов и около 6 т горючего. Теперь же, поздно ночью, ей надлежало вернуться – выход из Стрелецкого залива простреливался гитлеровскими артиллеристами, и засветло уплыть было нельзя.

На борт подлодки перед отправкой в море поднялись 8 человек: 2 журналиста «Красной Звезды», 2 работника штаба Черноморского флота с кейсами с тайными бумагами, 2 получивших ранения солдата и 2 дамы. Иных способов уйти из Севастополя не существовало.

Шестнадцать часов на глубине: М-32 и подвиг Николая Пустовойтенко
Подводная лодка «М-32» готовится к транспортировке,1942 год

Итак, судно готово к отплытию. Необходимо было осуществить дифферентовочное погружение (пробное погружение для настройки позиции субмарины на глубине). Но через некоторое время после того, как оно началось, на глубине 6 м в центральном посту (3-ем отсеке) неожиданно прозвучал взрыв.

Мощность детонации была так велика, что снесло переборку и в соседний отсек вышвырнуло трюмного. Насчитывалось 5 пострадавших от аварии. Получивший ожоги старший механик субмарины капитан-лейтенант Дьяконов, невзирая на пылающую на нем одежду, продул цистерны, и М-32 всплыла наверх.

Приближалось утро…

Ко дну

Причину детонации установили достаточно быстро – это произошло из-за транспортируемого горючего. В Севастополь бензин везли в балластной цистерне № 4, а потом откачивали посредством собственной пожарной магистрали.

В итоге пары бензина распространились по всей субмарине, а в трюме даже появились лужи горючего. Емкость с бензином не обладала системой циркуляции воздуха и находившиеся внутри пары при погружении оказались вытеснены давлением внутрь подводного судна.

Достигнув критической отметки, они вспыхнули от небольшой искры. Детонация произошла в радиорубке центрального поста.

Шестнадцать часов на глубине: М-32 и подвиг Николая Пустовойтенко

До восхода солнца было 1,5 ч, когда командир субмарины капитан-лейтенант Колтырин отправил на берег сигнал SOS. Положение складывалось безвыходное – отправиться в море моряки уже не успевали, а находиться наверху после рассвета – верная гибель. В результате приняли решение переждать до новых сумерек на дне бухты, а потом уже попытаться уплыть.

Пострадавшие при взрыве убедили Колтырина не бросать их на суше. Все прекрасно осознавали, что в Севастополе их ждет только смерть.

На субмарине присутствовало еще много паров горючего. Дожидаться заката предстояло очень долго – с 5:00 до 21:00. Однако иного выхода не существовало.

Чтобы не пострадать от шального боеприпаса, подлодка опустилась на глубину 35 м на выходе из бухты. Члены экипажа и пассажиры могли теперь только дожидаться сумерек.

Отравление угарным газом

Субмарина укрылась на дне, а командир распорядился всем лежать и не двигаться, чтобы сберечь кислород. Людям на подлодке предстояло пробыть около 16 ч на судне, дыша токсичными бензиновыми парами.

Негативное действие испарений стало проявляться достаточно быстро. К 10:00 работать были способны лишь единицы, а спустя еще 2 часа львиная доля моряков и пассажиров уже находилась в бреду и вела себя неадекватно.

Шестнадцать часов на глубине: М-32 и подвиг Николая Пустовойтенко
Пустовойтенко и Колтыпин

Большая часть людей пребывала в беспамятстве и ничего не соображала. Женщины на подлодке подумали, что экипаж хочет совершить какой-то странный суицид и просили их убить.

Разум, хотя бы отчасти, остался лишь у 3-х человек: самого Колтырина, секретаря партийной организации Сидорова и старшины мотористов Н. Пустовойтенко. Секретарь следовал за захваченным с суши механиком Медведевым, который старался распахнуть аварийные люки в отсеках № 1 и 6. Сидоров постоянно оттаскивал его от них.

К 17:00 рассудок сохранился лишь у 2-х моряков – Колтырина и Пустовойтенко.

Понимая, что дольше продержаться ему не хватит сил, командир подводной лодки отдал старшине приказ дождаться 21:00 и растолкать его. Затем он потерял сознание.

Иногда Колтырин приходил в себя и повторял подчиненному свое распоряжение, но в целом старшина остался в одиночестве.

Возвращаться нельзя, там гитлеровцы

Колоссальным напряжением воли Пустовойтенко заставил себя дождаться 9 вечера. Моряк отлично осознавал: потеряй он сознание, все обитатели субмарины будут навечно погребены на глубине.

Но в 21:00 привести в чувство командира подлодки или механика Медведева у него не получилось. Тогда старшина самостоятельно направил сжатый воздух в цистерны, и судно выплыло под рубку.

Шестнадцать часов на глубине: М-32 и подвиг Николая Пустовойтенко
Старшина Николай Пустовойтенко

Моряк распахнул люк рубки и вдохнул запах свежего воздуха. Затем Пустовойтенко потерял сознание и свалился обратно в отсек, успев закрыть верхний люк. Свыше 2 ч субмарина без управления медленно плыла по течению в полном мраке. Течение вынесло судно на мель вблизи маяка в Херсонесе, а сквозь люк в 6-м отсеке, все-таки открытый в беспамятстве Медведевым, в подлодку стала проникать вода.

Пустовойтенко снова первым пришел в себя. Старшина вытащил Колтырина на воздух, а пока тот возвращался к жизни, запустил трюмную помпу и систему циркуляции воздуха на судне, продул остальные цистерны, закрыл протекающий люк в 6-м отсеке. Потом подводник стал вытаскивать на поверхность остальную команду субмарины.

Шестнадцать часов на глубине: М-32 и подвиг Николая Пустовойтенко

Подлодка села на мель носом к берегу. Людям на ней повезло, т.к. стояла ненастная погода – шел сильный ливень. Благодаря этому враги их не обнаружили. К Колтырину возвращался ясный разум. Командир распорядился быстро отплыть от суши.

Для этого требовалось дать элетродвигателю команду «полный назад». Но находившийся в полуобмороке электрик Кижаев сделал все в точности, да наоборот. В результате субмарина еще сильнее застряла на камнях. Сам моряк аргументировал свой поступок тем, что обратно нельзя плыть, т.к. там противник.

Шестнадцать часов на глубине: М-32 и подвиг Николая Пустовойтенко
Прибытие М-32 в Новороссийск

Авария вывела из строя вертикальный руль М-35 – теперь подлодка могла поворачивать лишь в левую сторону. Но к тому моменту уже пришли в сознание мотористы и рулевые. Экипаж завел дизель, поднялся с мели и сумел отправиться в открытое море.

Функционирующий дизель образовал на судне сильный поток кислорода, и постепенно очнулись все остальные. Утром 25.06.1942 г. судно благополучно приплыло в Новороссийск.

Награждение

По большому счету судно спаслось только за счет стойкости, мужества и четких действий старшины Н. Пустовойтенко. За свой подвиг он получил орден Красного Знамени.

Шестнадцать часов на глубине: М-32 и подвиг Николая Пустовойтенко

Моряк и М-35 прошли всю Вторую мировую. В честь его подвига написано множество рассказов и нарисовано большое количество плакатов. После Великой Отечественной он стал работать док-мастером на судоремонтном предприятии в Севастополе. Именем Пустовойтенко назван крупный рыболовецкий траулер.

Подпишись на канал Военный обозреватель в Яндекс.Дзен
Загрузка...
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментариев: 2
  1. Читатель

    Я думаю, что за такой подвиг надо присвоить звание “Герой СССР”!

  2. Василий

    Да,за такой подвиг нужно Героя давать……..

Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: