Militaryexp.com
   
 
  Новости
Все новости ВПК за 2015 г.
Все новости ВПК за 2014 г.
Все новости ВПК за 2013 г.
 
Серии книг
Статьи и монографии
Osprey Publishing
Немецкий танк Тигр
Серия книг - СолдатЪ
 
 
  Книги
Армия и униформа
Танки и бронетехника
Авиация
Флот
Войны и сражения
Древний мир
Стендовый моделизм
История
Политика
Огнестрельное оружие
Холодное оружие
 
  Док. фильмы
Про космос и науку
Политика и диктаторы
Видео по моделизму
Сериал "Ударная сила"
 
  Худ. фильмы
Худ. фильмы про войну
Худ. исторические фильмы
 
 
Каталоги
Стрелковое оружие
Военная авиация мира
Зарубежные танки
Снайперские винтовки
 
 

Военный эксперт
  Актуальная новость!
Большое обновление в разделе Документальных фильмов!

Все о войне и военной технике







Появление пистолетов-пулемётов


Во время основные производители стрелкового оружия, такие, как Кольт, Штейер и бельгийская компания FN («Фабрик насьональ»), стремились oneредить друг друга в создании пистолета, который бы не требовал взведения курка при каждом выстреле, американцу Хьюго Борхардту первому удалось разработать удобную и технологичную модель пистолета со съёмным коробчатым хмагазином. Когда компания «Винчестер Армз Компани» в штате Коннектикут, в которой он работал, не проявила к этому интереса, он обратился к немецкой компании "Людвиг Лёве и К°" в Берлине (которая позже стала ядром компании DWM - Deutsche Waffen und Munitionsfabriken). Там ему предложили работу, и в 1893 году компания начала производство его пистолета. Отличительными особенностями его конструкции были пружинный коробчатый магазин, встроенный в рукоять пистолета и обеспечивавший подачу патронов в рычажный затвор, а также съёмный (отделяемый) приклад винтовочного типа. Борхардт также принимал участие в разработке конструкции пистолета «Маузер» С96, в которой были использованы многие из предложенных им новых идей.

Одним из участников конструкторской группы Борхардта был Георг Люгер, который продолжил работу над конструкцией Борхардта и превратил её в один из самых известных в мире пистолетов. Люгер использовал движение пистолета при отдаче для открытия рычажного запора и для движения стержня над каналом ствола. Это позволило затвору возвращаться в заднюю часть патронника и сжимать возвратную пружину, которая заставляла затвор вернуться на прежнее место позади ствола. Это, в свою очередь, возвращало рычажное соединение и патронник в боевое положение для стрельбы патронами Маузера калибром 7,65 мм. Недостатком так называемого пистолета «Парабеллум» Ml900 была невозможность приостановки стрельбы и незначительный вес патрона.

Самую большую трудность для всех конструкторов представляла форма патрона. Ободок, который использовался для фиксации патрона в патроннике и запирания ствола (контроля переднего пространства). делал почти невозможной подачу патронов из коробчатого магазина. С той же проблемой сталкивались производители винтовок в 80-е годы XIX века при попытках соединить коробчатые магазины с самозарядными винтовками.
В августе 1887 года майор швейцарской армии Рубин представил на сравнительных испытаниях в стрелковой школе в Валленштадте безободочный латунный патрон, который имел канавку, или каннелюру, которая позволяла выбрасывателю захватывать патрон, а внешний контур и толщина оболочки патрона обеспечивали его местоположение в патроннике и запирание ствола. Баварский военный представитель фон Ксиландер доносил в Мюнхен, что превосходство патрона Рубина перед другими патронами было совершенно очевидно. Вскоре и все другие произво дители пистолетов стали использовать в своих разработках это революционное новшество.

НЕМЕЦКИЕ ЭКСПЕРИМЕНТЫ

В конце 70-х годов XIX века Немецкая комиссия по испытанию стрелкового оружия проводила эксперименты с новыми образцами патронов, стремясь снизить их вес без ухудшения прочих показателей с тем, чтобы солдаты могли нести с собой больше боеприпасов без увеличения их общего веса. Прежде всего, усилия были сосредоточены на снижении калибра боеприпасов (в то время использовался калибр 11 мм). Испытания показали, что при использовании свинцовых пуль (93% свинца и 7% олова) наименьший калибр, обеспечивающий успех стрельбы в боевых условиях, равен 9 мм. Однако большое скопление свинцового осадка в стволе быстро приводило оружие в негодность. Дальнейшие испытания проводились с медными и латунными пулями. И хотя их показатели в стволе, в отличие от свинцовых пуль, были удовлетворительными, всё же из-за лёгкости материала они слишком быстро теряли скорость и энергию. Комиссия вновь вернулась к пуле с оболочкой, изобретение которой связывалось с именем прусского майора Бодэ. Её конструкция состояла из свинцового заполнителя и оболочки из меди, латуни, стали или никеля, которая не повреждалась нарезами ствола. Дальнейшие испытания в Шпандау показали, что лучшим кожухом является омеднённая или никелированная листовая сталь с заполнителем, состоящим из 95% свинца и 5% сурьмы. Производители пистолетов установили, что механическое воздействие автоматических пистолетов также повреждает и деформирует свинцовые пули, и они тоже стали использовать пули с оболочкой. В ответ на критику своего пистолета Георг Люгер разработал новый 9-мм безободочный патрон с закруглённой пулей, которую он назвал «Парабеллум». Его вариант 9x19 мм вскоре стал самым популярным не только для пистолетов, но в конце концов и для пистолетов-пулемётов. Затем он сконструировал ещё ряд пистолетов с новым патроном, среди которых выделялась модель Ml904 для германского императорского военно-морского флота. Сначала Люгер использовал съёмный приклад Борхардта, чтобы можно было вести стрельбу с плеча. Установив на более длинном стволе (150 мм) двухпозиционный прицел, он тем самым добился более высокой точности стрельбы на дальних расстояниях. Так же он поступил и со своим самым знаменитым пистолетом Ml908 (для краткости обычно называемым Р 08 или просто 08), который был стандартным пистолетом германской армии во время обеих мировых войн. Одной из значительных модификаций был 9-мм артиллерийский пистолет со съёмным прикладом и рядом съёмных стволов, самый большой из которых имел длину 200 мм. Более поздние модификации появились в 1914 и 1917 гг. Единственным недостатком этого пистолета был маленький 8-зарядный магазин. Для его устранения к пистолету был добавлен 32-зарядный барабанный магазин, который был сконструирован Татареком и фон Бенко в 1911 году. Этот пружинный магазин присоединялся к нижней части рукоятки. Опытный стрелок мог прицельно произвести все 32 выстрела менее чем за 45 секунд при стрельбе одиночными выстрелами.

Разработкой немецких автоматических пистолетов занимался не только Люгер - Луи Шмайссер, оружейник и конструктор компании «Rheiniseh Metal Goods» («Рейнские металлоизделия») и машиностроительного завода в Зоммерда, занимался собственными разработками после того, как создал патрон, не имевший ни ободка, ни канавки (каннелюры). Он входил в конструкторскую группу, создавшую пулемёт Бергмана на оружейном заводе Теодора Бергмана в Гаггенау (позднее - Зуль). В то же самое время Бергман сам конструировал самозарядные пистолеты, первый из которых был приспособлен для патрона Шмайссера.

Начало Первой мировой войны и кошмарные ужасы окопного ближнего боя очень быстро показали насущную потребность в лёгком оружии, которое своей огневой мощью не уступало бы пулемёту. К концу 1914 года, несмотря на возрастающее значение огневой мощи войск, теория численного превосходства над противником всё ещё владела умами европейских военных теоретиков. После того как в битве на Марне в сентябре 1914 года наступление немецких войск было остановлено, они перешли к обороне и стали окапываться. Представление о том, что битвы могут быть выиграны крупными мобильными операциями при поддержке кавалерии, начало улетучиваться по мере того, как солдаты всё глубже и глубже вгрызались в землю, пытаясь спастись от града пулемётного огня и снарядов скорострельных орудий.
Напротив, усилия пехоты стали сосредоточиваться на том, чтобы сорвать атаки и наступление противника. Одиночные окопы и щели стали соединяться между собой, образуя единую систему траншей. К тому времени пулемёт в качестве средства обороны уже стал королём сражений, в которых артиллерия использовалась для очистки территории от противника, а пехота её просто занимала.

Размеры траншей обычно были 2-3 м глубиной и не более 2 м шириной. В стенках траншей устраивались блиндажи и землянки для личного состава. Чтобы свести к минимуму действие артиллерийского огня и не допустить возможности расстрела всех находящихся в окопе одним пулемётом, установленным в одном из концов траншеи, последние рылись в виде целого ряда участков и секций, которые сверху с самолета напоминали стены замка с бойницами. Длина каждого такого участка была обычно 10 м, и они отделялись друг от друга земляными насыпями и мешками с песком. Их пересекали траншеи сообщения и связи, которые вели к рубежам поддержки и в тыл. А на ничейной земле под прямым углом к траншеям устраивались узкие проходы - так называемые «подкопы», которые вели к постам подслушивания, где обычно сидели 2-3 «слухача».

Вынужденные перейти в наступление, британские и французские войска продолжали придерживаться теории численного превосходства, волнами накатывая на противника при поддержке мощного артиллерийского огня вплоть до сражения при Пашенделе в 1917 году. Артиллерийский огонь зачастую лишь мешал продвижению своих войск, превращая в грязное месиво пространство, которое они должны были преодолеть. Германские войска, с другой стороны, пересмотрели свою оборонительную тактику и приняли, в основном стараниями генерала Эриха Людендорфа, систему обороны, основанную на контратаках, целью которых было возвращение утраченных территорий. Для этого они реорганизовали дивизии, состоявшие из четырёх полков или двух бригад, в тактически более маневренные соединения, состоявшие из трёх полков, которые действовали на нескольких рубежах обороны, проявляя большую гибкость при обороне по глубине, чем при обороне жестко установленных рубежей. В рамках этих изменений тактическое руководство было децентрализовано, а расчёт (отделение), состоящий из одного сержанта и 11 рядовых, официально стал основной тактической боевой единицей.

ОБОРОНА ФОН ЛОССБЕРГА

Сначала теории Людендорфа не нашли поддержки начальника германского Генерального штаба полковника Фрица фон Лоссберга, однако затем он признал необходимость ведения гибкой обороны и децентрализации командования. Именно полковнику довелось первому использовать на поле боя эти методы, которые получили его имя. Оборона фон Лоссберга состояла из выдвинутой вперёд полосы охранения, главной и тыловой боевых зон. Передовые позиции до 2,8 км глубиной были организованы в «узлы сопротивления», расположенные в шахматном порядке. Главная боевая зона, где следовало остановить наступление противника, также составляла в глубину 2,8 км. За ней располагалась тыловая боевая зоны, где находилась артиллерия. Контратакующие силы в первой зоне состояли из небольших групп штурмовых частей, а в боевой зоне штурмового батальона находились пулемёты. Предназначенные первоначально для того, чтобы отбить атаки противника, теперь они должны были поддерживать контратаки своих войск. Линия Гинденбурга, составлявшая основу германской обороны во Франции в 1917-1918 гг., была построена в основном на этих принципах.

Обе воюющие стороны стали искать пути выхода из окопного тупика. Немцы быстро поняли, что их оборонительная тактика может быть использована также и при наступлении. Как ни странно, помощь в этом им оказал французский офицер. Капитан Андре Лафарг написал брошюру под названием «Рассуждение о наступлении» после того, как он стал очевидцем того, как два пулемёта сдерживали несколько батальонов противника во время наступления на горном хребте Вими в мае 1915 года. В ней он отстаивал ту точку зрения, что лёгкая артиллерия должна сопровождать пехоту при наступлении; пулемёты и автоматические винтовки также должны быть выдвинуты вперёд как можно дальше. Первая волна наступления должна найти прорехи в обороне противника, через которые можно развивать наступление, или же просочиться сквозь оборону противника, захватив его врасплох.

После проникновения в траншеи пехота продвигается по флангам, очищая одну за другой огневые точки и траверсы. В целом союзники не обратили внимания на идеи Лафарга, а британцы даже не взяли на себя труда их перевести. Однако один экземпляр брошюры попал в руки немцев, и, поскольку высказанные в ней мысли соответствовали их собственным представлениям, они быстро перевели её и распространили в качестве учебного руководства.

Можно с уверенностью сказать, что именно Людендорф развил далее этот новый подход. Основу тактики германской армии составляла высокая степень децентрализации командования. В отличие от союзников, которые по-прежнему вели наступление волнами на жёстко ограниченные цели, в авангарде немецких атак находились небольшие группы штурмовых частей, которые пытались найти слабые места в обороне противника с целью их прорыва и достижения артиллерийских позиций союзников. Эти штурмовые отряды состояли из самых молодых, здоровых и опытных солдат участвовавших в боевых действиях полков. Как и остальная германская армия, они состояли из взводов по два отделения в каждом, лёгкого пулемётного отделения из четырёх человек (два стрелка и два подносчика боеприпасов) и ударного отделения из семи стрелков с винтовками. Вместо лёгких пулемётов они могли иметь автоматические винтовки, а позже имели на вооружении собственный миномёт. В 250 метрах сзади от них располагались штурмовые роты с командами, вооружёнными огнемётами. Их задачей было окружить позиции противника, осуществив прорыв в слабых местах. Ещё в 150 метрах сзади шли штурмовые батальоны с тяжёлым вооружением, необходимым для оказания огневой и фланговой поддержки частям переднего края. Очаги сопротивления по линии наступления должны были уничтожаться дополнительными отрядами, следующими за наступающими частями. Собственно говоря, именно такая тактика была отработана в стиле блицкрига во время Второй мировой войны.

И хотя немцы опробовали тактику «слабых мест» в сражении при Вердене, её полномасштабное применение было осуществлено 1 сентября 1917 года, когда 8-я германская армия под командованием генерала Оскара фон Гутиера за два дня захватила город Ригу. Аналогичная тактика использовалась в боях при Капоретто и затем под Камбре с результатом, далеко превосходившим все ожидания. Гораздо чаще производились окопные вылазки не только с целью получения разведывательной информации, но и для «встряски» подразделений, находящихся на передовой, для поддержания их боевого духа. Историки всё ещё спорят, какая именно бригада совершила первую атаку на окопы противника, однако принято считать, что эта честь принадлежит либо канадцам, либо индийским горным стрелкам, предпринявшим такие действия в конце 1914 года. Штурмовая группа могла включать до 30 человек, которые часто несколько дней готовились к вылазке. Накануне и во время наступления артиллерия создавала огневое окаймление района атаки для того, чтобы его изолировать и не дать противнику возможности подтянуть подкрепления. К 1916 году немцы весьма поднаторели в проведении такого рода атак, которые они называли «зачистками».

Что бы это ни было - вылазка или хорошо подготовленное наступление, - всё равно проникновение и захват окопов противника были делом весьма трудным. Сначала солдаты были вооружены стандартными винтовками со штыком, однако очень скоро стало понятно, что пользоваться ими неудобно из-за их большой длины и низкой скорострельности. Их точность и дальность стрельбы теряли своё значение в условиях ограниченного окопного или траншейного пространства. Пулемёты, которые весьма эффективно использовались для уничтожения противника в условиях открытого пространства, зачастую весили более 18 кг. Для их установки и обслуживания требовалось как минимум два человека и достаточно большое время. А в окопах противника солдаты были вынуждены вести рукопашный бой, используя пистолеты, гранаты, ножи и дубинки самых разнообразных форм.

В таких условиях солдатам необходимо было компактное, портативное оружие ближнего боя с огневой мощью, которая не уступала бы пулемёту. Чтобы восполнить недостаток в таком оружии, в конце 1915 года Германская стрелковая испытательная комиссия в Шпандау заявила о необходимости создания лёгкого, простого и надёжного автоматического оружия ближнего боя с максимальной дальностью стрельбы до 200 м, которое подходило бы для использования состоявшего в то время на вооружении 9-мм пистолетного патрона 08.

ПИСТОЛЕТ-ПУЛЕМЁТ БЕРГМАНА МР 18 I

Сначала немецкие конструкторы попытались использовать для этого длинный ствол артиллерийского пистолета Люгера 08 и плечевой приклад. Однако пистолет имел слишком высокий неконтролируемый темп стрельбы, дуло при стрельбе задиралось вверх из-за малого веса пистолета, что затрудняло ведение прицельного огня. Поэтому комиссия решила разработать совершенно новую конструкцию. Поисками решения занялись Андреас Шварцлозе в Берлине и Гуго Шмайссер (сын Луи Шмайссера) в Зуле. В начале 1918 года Стрелковая испытательная комиссия одобрила первоначальную разработку Гуго Шмайссера, которой он занимался на оружейном заводе Теодора Бергмана в Зуле. Военное министерство Пруссии разместило заказ на 50 тысяч образцов нового оружия. Существует много его официальных обозначений, в том числе МР 18-1, МР 18/1 и МР 18.1. Однако наиболее часто встречается обозначение МР 181. Общее название для оружия было принято «пулемётный пистолет» (Maschinenpistole). Термин «пистолет-пулемёт» (sub-mashine gun) был впервые применён по отношению к пистолету-пулемёту Томпсона. Однако это название не стало общепринятым вплоть до окончания Второй мировой войны. После передачи прав на производство оружия Теодору Бергману МР 18 1 стал называться «пистолет-пулемёт Бергмана», или «мушкет Бергмана».

Штурмовые подразделения, которые весьма эффективно использовали его для уничтожения противника в наступательных операциях на Западном фронте в 1918 году, быстро дали ему прозвище «кугелыпприц» (Kugelspritz - пулевой шприц). Новое оружие предоставляло им намного большую свободу манёвра, чем бывшие в то время на вооружении лёгкие пулемёты. Первоначально планировалось организовать шесть пулемётных расчётов, состоявших из двух человек -пулемётчика и подносчика боеприпасов из расчёта 2500 патронов на роту, перевозившихся на ручной тележке. К концу же войны было произведено всего 10 тысяч пистолетов-пулемётов, многие из которых были переданы плохо обученным подразделениям, которые использовали их как лёгкие пулемёты. И, несмотря на успешное их использование штурмовыми отрядами, предубеждение против них сохранялось у германского командования ещё и в 30-е годы.

Как и всё прочее оружие пехоты, пистолет-пулемёт МР 181 создавался мастерами-оружейниками, его производство было дорогим и трудоёмким. Его ствольная коробка и подвижная система сначала изготавливались в первом приближении к нужному размеру и форме, а затем требовались долгие часы доводки на станке и вручную, чтобы получить требуемый размер. Каждая деталь тщательно подгонялась к сопряжённым механизмам и деталям, и хотя каждый образец оружия был сам по себе произведением искусства, детали и части одного оружия не могли заменить частей и деталей другого. В то время рабочие механизмы стрелкового оружия бывали зачастую исключительно сложными, и появление пистолета-пулемёта МР 18 1, состоявшего всего лишь из 34 отдельных деталей (не считая магазина и крепёжных винтов), стало настоящей революцией в производстве стрелкового оружия.

БАРАБАННЫЙ (ДИСКОВЫЙ) МАГАЗИН («УЛИТКА»)

МР 18 1 имел патронник для стрельбы патроном Лю-гера 9x19мм. Первоначально предложенная Шмайс-сером конструкция имела прямой магазин; однако по настоянию Стрелковой испытательной комиссии оружие пошло в производство с 32-зарядным барабанным магазином Люгера. Для этого магазинное гнездо должно было иметь муфту, чтобы не мешать движению затвора. Для обеспечения надёжного питания он был установлен под тем же углом в 60°, что и рукоятка пистолета Люгера. Это усложнило обращение с оружием, и после войны был использован предусмотренный первоначально Шмайссером 20зарядный или 30-зарядный коробчатый магазин с двухрядным расположением патронов. Из-за своего малого размера новый магазин не совмещался с используемым в то время оружием. К тому времени Шмайссер стал работать на оружейном заводе Генеля в Зуле, на котором он изготовил новый держатель для магазина, решивший проблему подачи патронов и совместимый с существовавшими моделями оружия. Одной из основных особенностей МР 18 I был 200-мм ствол с воздушным охлаждением. Эта модель имела относительно тонкие стенки ствола, который очень быстро нагревался. Поэтому такой ствол требовал кожуха воздушного охлаждения, который в то же время предохранял бы руки стрелка от ожогов. Именно с этой целью передняя часть кожуха ствола имела шесть рядов отверстий. Сам ствол крепился к передней части ложа и шарнирно соединялся непосредственно под магазином и отверстиями выбрасывателя для того, чтобы облегчить разборку оружия и уход за ним. Он имел также укороченный приклад из древесины каштана такой же формы, как и у стандартной винтовки 98, принятой на вооружение пехоты. МР 18 1 производил стрельбу при открытом затворе, т.е. перед стрельбой затвор находился в крайнем заднем положении. Взведение курка отводило затвор назад, зацепляя его со спусковым рычагом и сжимая возвратную пружину. При взведённом курке спусковой рычаг опускался, освобождая возвратную пружину, которая в свою очередь заставляла двигаться вперёд цилиндрический стальной затвор. При движении вперёд затвор захватывал из магазина верхний патрон и толкал его в патронник, сразу же ударяя в торец ствола. Одновременно с этим ударник (расположенный внутри затвора) ударял по наконечнику патрона, который в свою очередь воспламенял патрон. Давление газа в стволе и патроннике заставляло патрон не только покинуть ствол, но и преодолеть инерцию затвора и пружины, заставляя их вернуться в начальное положение. Поскольку 700-граммовый затвор был значительно тяжелее пули, его движение было намного медленнее. При вылете пули из ствола гильза патрона лишь частично покидала своё гнездо, а это означало, что торец ствола был ещё закрыт. По мере движения затвора ещё больше назад гильза патрона освобождалась и сразу же выкидывалась выбрасывателем через отверстие справа. Если спусковой крючок оставался нажатым, спусковой рычаг был открыт, позволяя затвору продвинуться вперёд и начать новый цикл действия автоматики. Однако если спусковой крючок был отпущен, спусковой рычаг поднимался, держа затвор в начальном (открытом) положении до тех пор, пока стрелок снова не нажимал на курок. При сжатой возвратной пружине затвор мог быть заперт путём сцепления рукоятки спуска с прорезью предохранителя. За редким исключением, действие такого простого механизма вскоре было принято во всём мире в качестве стандартной конструкции пистолета-пулемёта.

МР 18 1 мог вести только автоматическую стрельбу со скоростью 350-400 выстрелов в минуту. Барабанный магазин ёмкостью 32 патрона мог быть израсходован за 3,5 секунды с сектором обстрела 15 м. Руководство 1918 года описывает два вида огня:
•Непрерывный (автоматический) огонь: перекрёстный огонь и переменный огонь.
•Беглый огонь: при таком огне происходит быстрое освобождение спускового механизма. Максимальная прицельная дальность стрельбы равнялась 200 метрам с перекидным прицелом для стрельбы на 100 или 200 м. В реальных боевых условиях при дальности более 50 м эффективность стрельбы резко снижалась из-за баллистических характеристик боеприпасов.

ВИЛЛАР-ПЕРОСА

Приблизительно в то же время, когда Стрелковая испытательная комиссия сформулировала свои требования к новому оружию, итальянский конструктор Ревелли занимался своими собственными разработками в фирме OVP (Оффисине Виллар-Пероса). В 1915 году фирма разработала в уменьшенном масштабе образец пулемёта для самолётов и транспортных средств. Во время войны с Австрией он использовался в качестве лёгкого пулемёта: в обороне он устанавливался за щитовым прикрытием, а во время атаки располагался на деревянном лотке, который удерживался стрелком с помощью ремня, перекинутого через шею. Эта конструкция, известная как «Виллар-Пероса», представляла собой спарку пулемётов, соединенных фланцами. Вместо прикладов были установлены две латунные рукоятки, как у среднего пулемёта. Для одновременного взведения спусковых крючков шток соединял взводы ударника через отверстие-прорезь на правой стороне корпуса каждого пулемёта.

В отличие от МР 18 I каждый затворный блок устанавливался на изогнутой спереди направляющей, что позволяло затвору поворачиваться на 45° при завершении движения вперёд. Такой поворот затвора позволял ударнику появиться из переднего торца и ударить по патрону. Это не только исключало преждевременное воспламенение заряда, но также при возвратном ходе трение затвора по направляющей замедляло его движение, тем самым предоставляя время для выхода газов. Такой принцип действия известен как замедленная отдача полусвободного затвора, В отличие от обычной отдачи в этом случае отпадала необходимость в массивном затворном блоке, хотя была необходима сильная возвратная пружина. Это приводило к чрезвычайно высокому темпу стрельбы (1200-1500 выстрелов в минуту), и оружие не было популярным в итальянской армии. Изогнутый 2 5-зарядный магазин, открывавшийся сзади, устанавливался на верхней части каяодого из стволов.

Стрельба велась 9-мм патронами, что удовлетворяло германским требованиям. Однако патрон Глизенти был маломощным и редко встречался за пределами Италии. Только после окончания Первой мировой войны фирма OVP пустила в производство пистолет-пулемёт, заменив два ствола на один, установив обычный приклад и уменьшив длину ствола на 400 мм, добавив при этом сплошной (неперфорированный) кожух.

Тем временем другая итальянская компания «Пьетро Беретта» в Бреши поручила молодому инженеру Тулио Маренгони доработать пистолет-пулемёт «Виллар-Пероса». Он сделал это, заменив спусковой механизм на другой, рассчитанный на ведение только автоматического огня, усовершенствовав возвратную пружину с целью снизить скорость стрельбы и уменьшить вес оружия. Он сделал также новый приклад и предусмотрел жёлоб выбрасывателя. Эта новая модификация поступила на вооружение в 1918 году под названием автоматический мушкет «Беретта» М1918 (Beretta Moschetto Automatico Modello 1918) для штурмовых подразделений итальянской армии. Однако споры о том, была ли первоначальная модель «Виллар-Пероса» пистолетом-пулемётом или же лёгким пулемётом и появилась ли она раньше, чем МР 181, продолжаются и по сей день.

ТРАНШЕЙНАЯ МЕТЛА

Пока в Европе Шмайссер и Ревелли занимались разработкой своих конструкций пистолетов-пулемётов, в США бригадный генерал Джон Томпсон разрабатывал свои собственные модели. Проведя большую часть своей военной карьеры в Департаменте артиллерийско-технического снабжения, он принимал участие в разработке патронов «Спрингфилд» .03 и ,30in-06 и был причастен к принятию на вооружение автоматического пистолета «Кольт» .45 под маркой М1911. К началу Первой мировой войны он вышел в отставку и в том же году сконструировал самозарядную винтовку. Он был убеждён в том, что наилучшим принципом действия является отдача свободного затвора, однако вследствие необходимости иметь мощный патрон он должен был найти способ, как замедлить возвращение затворного механизма при слишком высоком давлении газов. Для решения этой проблемы он обратился к отставному офицеру ВМС США Джону Блишу. Тот заметил, что поршневой затвор остается закрытым при высоком давлении, но открывается при его снижении. На основе этих наблюдений он сконструировал металлический клин, размещённый в уголковых пазах корпуса. При высоком давлении узел удерживался на месте; когда же давление падало, клин входил в паз, позволяя затвору вернуться. Это патентованное устройство известно под названием «запор Блиша». В качестве платы за использование устройства Томпсон предложил Блишу полторы тысячи акций своей новой компании Auto Ordnance Company, организованной в Нью-Йорке. Другими крупными держателями акций были сам Томпсон с десятью тысячами акций и Томас Форчун Райан, имевший 18 тысяч акций. Главным инженером компании был Теодор Эйкхофф. Скоро стало ясно, что единственным патроном, который мог использоваться с запором Блиша, был патрон .45 для пистолета «Кольт» 1911. Поэтому оружие нельзя было называть винтовкой, и Томпсон назвал его ручным пулемётом, «траншейной метлой», которая должна была выметать из окопов солдат противника.

Когда Соединённые Штаты вступили в войну, Томпсон был снова призван в действующую армию. Эйкхофф продолжал работать над оружием, получив в помощники Оскара Пэйна, и наконец в октябре 1917 года появился первый американский пистолет-пулемёт. Названный «Средство убеждения» (Persuader), он имел ленточную подачу патронов и новую модификацию запора Блиша.

«Траншейная метла» имела также две пистолетные рукоятки. Передняя была сделана так, чтобы её удобно было захватить пальцами стрелка, и соединялась с пластиной, выступавшей из передней части приёмника под стволом. И хотя затыльника не было, приёмник
находился далеко сзади спускового устройства, чтобы вместить в себя длинную возвратную пружину и амортизатор. Испытательные стрельбы оказались неудачными в основном из-за отказов запора Блиша. Только в ноябре 1918 года, когда война уже окончилась, был готов новый образец. Его назвали «Аннигилятор» (Annihilator), т.е. «уничтожитель». Он был принят на вооружение с 20-зарядным коробчатым магазином, известным под маркой Type XX.

БРИТАНЦЫ И ФРАНЦУЗЫ

Британцы впервые испытали пистолет-пулемёт «Виллар-Пероса» в октябре 1915 года, В сентябре 1918 года они испытали МР 181, и отчёт об испытаниях был направлен в ставку французского главного командования. Спустя одиннадцать месяцев французская ставка ответила, что «никакое оружие типа пистолета никогда не заменит винтовку в качестве главного оружия пехотинца». Таких взглядов французы придерживались до середины 30-х годов, когда они всё же приступили к разработке своих собственных пистолетов-пулемётов, Однако вплоть до начала Второй мировой войны и британцы не проявляли большого интереса к пистолетам-пулеметам.








 
 

 

Рекламный блок